История отношений между святым Иоанном Павлом II и Неокатехуменальным Путём, с Кико, Кармен и отцом Марио, была невероятной. Чем-то великим: с одной стороны, он предчувствовал, с пророческим духом, дар, которым Путь был для Церкви, а с другой стороны, со стороны инициаторов Пути, было соответствие, основанное на доверии и участии в миссии Церкви.

Вполне заслуженно Кико заявил: «В Иоанне Павле II я нашёл гиганта: он всегда давал нам вдвое больше, чем мы его просили или ожидали, он всегда шёл дальше: и это заставляло тебя чувствовать себя маленьким. Он утвердил Путь поразительным письмом к Монс. Джозефу Кордесу, которого он уполномочил следить за апостольством Пути; в этом письме он сказал: «…Желаю, чтобы братья в Епископстве ценили и помогали — вместе со своими священниками — этому делу для новой евангелизации, чтобы его можно было выполнять в соответствии с принципами, предложенными инициаторами…»; Это было больше, чем мы могли себе представить. У него хватило мужества утвердить основание Семинарии Redemptoris Mater в Риме, вопреки тысяче трудностей и противоречий».

Кико вспоминает первую встречу с Папой Иоанном Павлом II, после окончания Евхаристии в часовне Кастель-Гандольфо: «…после Мессы он сказал нам, что во время литургии, и размышляя о нас, он увидел перед собой: «Атеизм, Крещение, Катехуменат». И это удивило нас, потому что он поместил слово Катехуменат после Крещения, нечто необычное и совершенно новое, особенно после тех страданий, которые у нас были именно потому, что мы говорили о Катехуменате после крещения».

После Мессы я спросил его, может ли он принять меня одного, и он взял меня за руку и повёл в комнату, где мы сидели друг напротив друга. Полный страха, я рассказал ему о явлении Пресвятой Девы Марии, которое я получил: «Нужно создавать общины, как Святое Семейство из Назарета, которые жили бы в смирении, простоте и прославлении; другой — Христос». Я рассказал ему это, хотя и со страхом, что он сочтёт меня «провидцем», чтобы спросить его: «Эти общины, Отец, чем они являются?» И действительно, у нас была проблема нашей идентичности в приходах: движение? Объединение мирян..? Кто мы? Чем мы являемся в Церкви? И он, к моему удивлению, сказал мне: «Они церковь».

Особое внимание Папа всегда уделял Кармен, с огромным восхищением, признавая важность, которую она имела для Пути, особенно по причине её «женского гения» и из-за её большой любви к Собору и Церкви. Кико всегда с удовольствием вспоминает одну историю: «Когда мы, как консультанты Папского совета по делам мирян, после пленарного заседания проходили один за другим перед Святым Отцом, чтобы поприветствовать его, а он был уже очень болен: мы не знали, слышал он или нет, он сидел с опущенной головой и закрытыми глазами. Когда я подошёл к нему, кардинал Рылко, который был рядом с ним, сказал ему на ухо: «Это Кико». И тут Папа поднял голову, открыл глаза и громким голосом сказал: «А Кармен! Где Кармен? И все присутствующие взорвались громкими апплодисментами»

«По сути, мы можем сказать, — продолжает Кико, — что Иоанн Павел II был «человеком» без всякого клерикализма, без подозрений, всегда приветливый. Человек, я говорю? «Друг». А ещё лучше: «пророк»: на VI Симпозиуме Европейских Епископов 11 октября 1985 года он сделал очень глубокий анализ ситуации секуляризации в Европе, социального релятивизма, разрушения семьи, недостатка призваний и т. д. Перед лицом этого анализа, который на первый взгляд казался катастрофическим, он начал с того, что сказал епископам, что Святой Дух уже ответил на эту ситуацию. Чтобы найти «признаки этого дыхания Духа», сказал он, «нужно оставить атрофированные схемы» и отправиться туда, где можно увидеть Святого Духа в деле, где вновь восстанавливаются семьи, где возвращаются призвания, где происходит настоящее возрастание Веры… И в заключение он подчеркнул, что Церковь должна вернуться в Горницу, чтобы получить Святого Духа, который поможет ей в Новой Евангелизации, и по этой причине необходимо «снова черпать вдохновение из самой первой апостольской модели» Возможно, это означает, что Церковь должна снова встречаться по домам, как, например, в Послании к Колоссянам, где Святой Павел говорит: приветствуйте Нимфана и домашнюю Церковь его…?».

Он знал и принял Неокатехуменальный Путь, ещё будучи архиепископом Кракова, но глубоко соприкоснулся с этим «даром Бога для своей Церкви» [1] он, прежде всего, во время своего длинного понтификата.

Папа Иоанн Павел II начал посещать приходы Римской Епархии, и там он встречался с реальностью Пути. Таким образом, он непосредственно узнаёт, что такое Путь, сколько хорошего он делает в приходах, как он возвращает многих людей, отдалившихся от Церкви, к радости крещения, к красоте жизни: он видит общины, полные супружеских пар, которые без страха открываются на жизнь, полные молодёжи, и из его сердца отца рождаются слова ободрения, радости, счастья… Он сам просит спеть какую-то особенную песню Пути, песнь, которую он научился узнавать благодаря его многочисленным путешествиям по пяти континентам.

Посещая общины, в конце пастырского визита в приходе Богоматери Пресвятого Таинства и Святых Канадских Мучеников в Риме, он говорил о «радикальной конфронтации», существующей сегодня в обществе, и что по этой причине «нам нужна радикальная вера»:

Мы, возлюбленные, живём в период, когда чувствуется, ощущается радикальная конфронтация, и я говорю это потому, что это также мой многолетний опыт — радикальная конфронтация, которая навязывается повсеместно. У этого есть много разных версий в мире: вера и анти-вера, Евангелие и анти-Евангелие, Церковь и анти-Церковь, Бог и анти-Бог, если можна так сказать… Таким образом, мы переживаем этот исторический опыт, и сейчас намного больше, чем в прошлые времена.
В наш век нам нужно заново открыть радикальную веру, радикально понятую, радикально переживаемую и радикально реализованную. Нам нужна такая вера. Я надеюсь, ваш опыт родился в этой перспективе и может привести к здоровой радикализации нашего христианства, нашей веры, к подлинному евангельскому радикализму… [2].

Через несколько лет в приходе Санта-Мария-Горетти в Риме он скажет:

Я вижу происхождение Неокатехумената, его Пути, таким образом: кто-то — я не знаю, Кико или другие — задался вопросом: откуда бралась сила ранней Церкви? И откуда берётся слабость сегодняшней Церкви, гораздо более многочисленной? Я думаю, он нашёл ответ в катехуменате, в этом Пути. Это то, что я чувствую, переживая с вами некоторые моменты.

Я желаю вам продолжать этот Путь, продолжать жить по всем требованиям, которые из него вытекают, потому что это не короткий путь; если взять миссионерский катехуменат, то иногда он кажется трудным, четыре года! Вы более требовательны: ваш длится семь и более лет! Поэтому я желаю вам, чтобы вы продолжали быть постоянно требовательными на своём пути и, прежде всего желаю, чтобы вы продолжали приносить все эти плоды, потому что в вас, в ваших общинах, действительно видно, как из крещения приходят все плоды Святого Духа, все харизмы Святого Духа, все призвания, вся подлинность христианской жизни в браке, в священстве, различных формах посвященной Богу жизни, и, наконец, в мире [3].

Вот и Неокатехуменат, как временная действительность, то есть община, которая вновь находит в приходе новизну христианской жизни, её свежесть, её оригинальность, потому что это и есть жизнь в полном смысле этого слова, божественная жизнь. Это жизнь, которая простирается перед нами на всю вечность, а не только жизнь этих лет здесь, на земле. Жизнь с Богом, жизнь как дети Божьи, оживлённые Единородным Сыном Божьим, который есть Слово, Слово, воплощённое и рождённое от Девы Марии: Иисус Христос.[4].

И в христианском посвящении имеется общинное измерение, которое Святой Отец часто подчёркивает:

И вы объясняете всё это своей общиной, своим братским общением и своей радостью, также своим пением и, конечно, молитвой… [5].

Группа, или, лучше, община, всегда образовывается изнутри, внутренне, потому что именно внутренне нас трогает Святой Дух, трогает каждого из нас, того, чем каждый из нас является , его личной интимности, его духовной интимности, но он не затрагивает никого из нас по отдельности, индивидуально, потому что он создал нас, чтобы быть общиной, чтобы жить в единстве; он трогает каждого из нас, чтобы восстановить нас в единстве, и именно это объясняет все эти общины, в христианском единстве, как и ваша, как все ваши, потому что общин у вас пять [6].

Вы, более того [узнаёте, что такое Крещение], делаете это в общине, вы переживаете это в общине. Это не одиночный процесс, это процесс Общины, процесс совместный. Вы живёте с радостью повторного открытия Крещения, его истинного значения: вместе, вместе! [7].

В приходе Сан-Феличе-да-Канталиче (Рим) Папа подчёркивает дар детей в общинах Пути:

Говорят, что у неокатехуменов большие семьи, у них есть дети, даже больше, много детей! Это также испытание веры, веры в Бога. Чтобы дать человеку жизнь, необходима вера в Бога. Если сегодня мы переживаем этот великий кризис, так называемый демографический, кризис семьи, кризис отцовства, кризис материнства, то это всего лишь следствие отсутствия веры в Бога. Это нельзя изменить, преобразить, улучшить иначе, как только глубокой верой. Чтобы дать жизнь человеку, нужна вера в Бога [8].

А в приходе Санта Мария Горетти (Рим) он добавляет:

Чем объясняется антинатальность, даже больше, антинаталистический менталитет сообществ, народов, групп и политической среды? Всё это объясняется отсутствием веры в человека. Но этот недостаток веры в человека происходит от недостатка веры в Бога; человек имеет своё измерение, свой принцип; этот принцип заложен в самом Боге, потому что он был создан по образу и подобию, и это объясняет нам, кто такой человек, как он может жить и как он может умирать. Нужно мужество, чтобы жить в этом мире, и я вижу на этой встрече с этими семьями и с этими итинерантами знак христианского мужества [9].

Как завершение этой краткой презентации отношений Святого Иоанна Павла II и Неокатехуменального Пути, и как печать церковного пути, полного плодов и небесных благословений, считаем необходимым вспомнить его утешающее слово в конце «процесса» подготовки и одобрения Устава в Кастель-Гандольфо в 2002 году:

Как мы можем не благодарить Господа за плоды, произведённые Неокатехуменальным путём за более чем тридцать лет его существования! В таком секуляризированном обществе, как наше, где царит религиозное равнодушие и многие люди живут так, как будто Бога не существует, многим нужно заново открывать таинства христианского посвящения, особенно Крещение. Путь, без сомнения, является одним из ответов Божьего Проведения на эту насущную потребность.

Мы смотрим на ваши общины: сколько открытий красоты и величия полученного крещального призвания! Сколько великодушия и рвения в провозглашении Евангелия Иисуса Христа, особенно наиболее отдалённым! Сколько призваний к священству и религиозной жизни возникло благодаря этому итиенерарию христианской формации! [10]

[1] Бенедикт XVI, Обращение к членам Неокатехуменального Пути, 17 января 2011 г.
[2] L’Osservatore Romano, 3-4 ноября 1980 года.
[3] L’Osservatore Romano, 1-2 февраля 1988 года.
[4] Визит Папы Иоанна Павла II в приход Санта-Ана в Казаль-Морена (Рим), в L’Osservatore Romano, 3-4 декабря 1984 года.
[5] Визит Папы Иоанна Павла II в приход Святого Антония на площади Асти (Рим) в L’Osservatore Romano, 7-8 мая 1979 года.
[6] Визит Папы Римского Иоанна Павла II в приход святого Луки-евангелиста (Рим) в L’Osservatore Romano, 5-6 ноября 1979 года.
[7] Визит Папы Иоанна Павла II в приход Святого Иоанна Богослова в Спинацето (Рим), в L’Osservatore Romano, 19-20 ноября 1979 года.
[8] Ср. L’Osservatore Romano, 5-6 мая 1986 года, объединяя то, что было записано во время его речи.
[9] L’Osservatore Romano, 1-2 февраля 1988 года.
[10] Речь Святого Отца к инициаторам Пути, странствующим катехистам и священникам Неокатехуменального Пути (Кастель Гандольфо, 21 сентября 2002 г.), в L’Osservatore Romano, 22 сентября 2002 г.